+7 (924) 777-87-01

Подписаться на RSS

Иркутск

Справочник Кто есть Кто в Бурятии

Общество и религия

Учёный из Иркутска о скульптуре Намдакова: «Производится самое настоящее религиозное вторжение»

14.10.2017 / Комментариев 0 / Автор

Композиция «Хранитель Байкала» – совместный авторский проект арт-фонда Даши Намдакова в Москве и галереи Виктора Бронштейна – известного иркутского мецената. Изначально её планировали поставить на самой высокой точке Ольхона – мысе Хобой – в сентябре. Сообщалось, что открытие скульптуры состоится в рамках международного Байкальского экологического водного форума. Однако позднее сроки сдвинули на октябрь.

«Подарок родине»

Само изваяние представляет собой древнее дерево, крона которого превратилась в окаменевшую «корону» с застрявшими в ней окатышами байкальской гальки.
В интервью «АС Байкал ТВ» Намдаков рассказал: это его подарок родине в собственный юбилей. В этом году художнику исполнилось 50 лет. Мастер уверен: место, где появится «Хранитель Байкала», может стать культовым среди туристов. У подножия семиметровой скульптуры планируется проводить различные мероприятия, связанные с народным искусством, устраивать выставки и концерты.

- Давайте встретимся через десять лет и вы поймёте, что там будет паломничество. Конечно, нужны меры по охране природы. Естественно, необходимо ограничивать поток людей, чтобы они не затоптали землю. Там нет никаких коммерческих интересов – ни у галереи, ни у меня. Это чистый подарок родине, – сообщил Намдаков журналистам
Однако ольхонцы выступают против установки композиции. Бурная дискуссия, в которой участвуют и жители Бурятии, ведётся в соцсетях аж с декабря. Общественники неоднократно направляли жалобы во всевозможные инстанции с просьбой разобраться в ситуации. Дошли аж до генерального прокурора России Юрия Чайки. Впрочем, на этом они останавливаться не стали и написали письмо президенту страны Владимиру Путину. Среди других адресатов значатся губернатор Приангарья Сергей Левченко, уполномоченный по правам человека в Иркутской области Валерий Лукин, Западно-Байкальская межрайонная прокуратура, глава Минприроды России Сергей Донской, руководитель региональной службы по охране объектов культурного наследия Евгений Корниенко и ЮНЕСКО. Пока согласия на установку изваяния, по словам активистов, не даёт и Москва.

«Скульптура – не хозяйственный объект»

Напомним, в июне шаманы провели на Ольхоне обряд и духи «разрешили» людям поставить на крупнейшем острове Байкала искусственное древо. Правда, возникла проблема с земельным участком. Это зона хозяйственного назначения. Перед тем, как там появится композиция, заповедную территорию нужно сделать рекреационной, сообщали «Вести-Иркутск». Для того, чтобы сменить «юридический статус» мыса, скульптор Даши Намдаков и иркутский бизнесмен и меценат Виктор Бронштейн даже обратились в комитет Госдумы по природопользованию.
Ранее, комментируя письмо общественников в прокуратуру Иркутской области, Виктор Бронштейн сообщил корреспонденту «Московского комсомольца в Бурятии»: участок, на котором планируется установить композицию, уже десятки лет де-факто является землёй рекреационного назначения.

- Каждый день туда приезжают сотни туристов, там стоят сотни машины. И если бы чиновники своевременно привели её в соответствие с категорией (как предназначенную и используемую для отдыха и туризма – прим. МК), то никаких трудностей и претензий сейчас не возникало бы, – пояснил он изданию. – Скульптура – не хозяйственный объект. Каким образом она может воздействовать на окружающую среду? Испарять бронзу? Давать вибрацию? В Минприроды России решается вопрос о необходимости экологический экспертизы для «Хранителя Байкала». И, скорее всего, будет заключение, что она не требуется.

Бронштейн заметил, что ни разу не выступал по вопросам культуры перед ольхонцами, а потому не мог заявить о выделении ему большого земельного участка на территории Прибайкальского национального парка и строительстве там этноцентра и других культурных объектов в последующем – как гласила  жалоба. А вот администрация с жителями встречалась, и на общем сходе народ проголосовали за установку скульптуры.

Кстати, осуществляется она сугубо на частные средства. Поэтому мнение о том, что «организаторы проекта, не проводя широкого общественного обсуждения и прикрываясь культурными ценностями, рассчитывают лишь на получение государственных грантов и извлечение прибыли» – не более чем инсинуация, сообщает «МК».

Кроме того, у противодействия есть и религиозный подтекст. Автор жалобы говорят об «осквернении священного имени Байкала и оскорблении религиозных чувств местного населения» – мол, «Хранитель» не вяжется с традиционными ценностями и верованиями поморов. Виктор Бронштейн отсылает к бурятскому эпосу, напоминая о наскальных рисунках далёких предков, которые представляют собой произведение искусства и предполагают соответствующее отношение.  

- Искусство Даши Намдакова признано во многих христианских странах. Например, его «Чингисхан» простоял в «Гайд-Парке» около двух лет. А сам скульптор толерантен к любой вере и неоднократно заходил в церкви вместе со мной, – поделился меценат.

«Это такой же Ваал, только лесной и рогатый»

Ситуацию вокруг «Хранителя Байкала» прокомментировал кандидат исторических наук, доцент кафедры искусствоведения Иркутского национального исследовательского технического университета (ИрНИТУ) Артём Ермаков. В интервью порталу «Царьград» он сравнил творение бурятского мастера с финикийскими статуями бога Ваала (или Молоха), «сооружёнными ещё до нашей эры и хорошо известными по Ветхому Завету».
- Скульптура Намдакова – это такой же Ваал, только лесной и рогатый, хотя у оригинального тоже есть небольшие рожки. А нижняя пещера между опор или «ног» этого существа совершенно очевидно соотносится с печью, в которую, напомню, бросали жертвенных животных и, возможно, людей, – рассказал он. – Возможно, это не так, но автор ведь не даёт никаких комментариев. В конце концов, можно было бы показать и обсудить, откуда столь ярко выраженное сходство и чем оно объясняется.

По словам учёного, непонятно, почему «Хранителя Байкала» решили установить именно на Ольхоне.  

- Если бы это был арт-объект, то ему предпочтительнее было бы стоять в музее или на площади города, а не на островном берегу, куда затруднён доступ людей,– считает Ермаков.

Он отметил: Намдакова должно было обрадовать пожелание разместить изваяние в «людном месте» и такие предложения даже поступали, но художник их отверг.

- Видимо, существует совершенно определённый план последующего использования этого сооружения. Неизвестно, в каких целях – нам об этом не говорится, – сообщил «Цырьграду» Артём Ермаков. – Главное – установить его, причём именно в этом месте и как можно быстрее. Видимо, чтобы общественное сопротивление не успело нарасти. А потом бы уже зашла речь о защите: любые попытки не то что снести, а даже подвинуть скульптуру будут приравниваться к вандализму и заговору против культуры.

Учёный считает, что «Хранитель Байкала» является культовым объектом.

- Допустим, Русская православная церковь поставит крест на Ольхоне. Тут же разразится скандал, посыплются обвинения в «клерикализации» и тому подобное. А вот арт-объекты такого сомнительного вида, которое вызывают странные ассоциации, оказывается, можно возводить под видом искусства, – подчеркнул он. – Безусловно, Намдаков известен как крупный художественный деятель. Впрочем, так же известен и Церетели. Кому-то подобная мысль покажется кощунственной, но у людей разные вкусы. Для меня, например, манеры обоих художников в равной степени антикультурны. Тем не менее, часть иркутской интеллигенции защищают данную статую априори, даже не глядя на проект, просто зная, что «Намдаков ничего плохого не сделает». Они могли бы разобраться в ситуации и посмотреть на этот вопрос иначе.

«Вмешательство в религиозное равновесие»

По мнению Артёма Ермакова, речь идёт «о явно духовном сооружении».
- Даже автор не в силах этого скрыть, называя своё творение «хранителем Байкала», но никак при этом не конкретизируя, а какой, собственно, культовой традиции принадлежит этот символ? Какая это традиция? Или, может быть, речь идёт о новом религиозном движении? Может быть, художник хочет основать новый культ с нуля и таковы его представления о верховном божестве. В таком случае ему стоило бы честно сказать и предупредить всех, что на Ольхоне открывается новый культ, – пояснил кандидат исторических наук. – Посмотрите, кто выступает против скульптуры. Вы удивитесь: православные, буддисты и даже местные жители – шаманисты. Я думаю, что если провести опрос среди иудеев или католиков Иркутска и чётко им показать, что это за сооружение, то вряд ли кто-то скажет, что ему всё равно. Совершенно очевидно, что под видом художественной акции производится самое настоящее религиозное вторжение. По сути, мы имеем дело с абсолютной агрессией без какого бы то ни было внимания к общественному мнению.

Ермаков заявил, что приезжим будет интересно взглянуть на композицию, но остров и так переполнен туристами. Такого же мнения, к слову, придерживаются и местные жители. Ольхонцы уверены: прежде чем строить на острове скульптуры, нужно разобраться с отходами, которые оставляют после себя отдыхающие.

- На Хобой организованы автомобильные экскурсии. Водители, которых местные называют «хобойщиками», чтут это место и сами, по собственной гражданской инициативе ежедневно и совершенно бесплатно убирают здесь мусор, который оставляют в невообразимом количестве туристы, особенно китайские. Ветер носит его по окончательно вытоптанной почве. Короче, проблем много и без скульптуры. Именно поэтому лишняя инициатива, которая грозит ещё большим наплывом туристов, вызывает лишь раздражение, – пишет «МК-Байкал».

Источник infpol.ru

Рейтинг: 0, Количество голосов: 0